Наира Мурадян √ Армянская поэзия на языке анимации

Собирая анимационную коллекцию для Форума СНГ и Балтии, я, как и все отборщики, каждый год жду новых открытий, которые обогатили бы палитру современного анимационного искусства. И хотя мультипликаторы бывшего советского пространства уже несколько лет стабильно заполняют своими новыми работами 3-4-ех часовой киносеанс в программе интернационального смотра, подлинные сюрпризы и художественные откровения далеко не часто радуют почитателей мульткино. География анимационной активности на территории бывшего Союза уже несколько лет также в основном остается неизменной. По-прежнему наиболее значительную по качеству и количеству программу представляют Россия, Украина и страны Балтии, несмотря ни на что сохраняющие высокие традиции профессиональной школы советской и постсоветской анимации. Не каждый год редкими штучными работами радуют создатели мульткино из Казахстана и Узбекистана, из Белоруссии и Армении. И потому особенно приятно рассказывать о художнике, чье творчество стало действительно большой и обнадеживающей новостью для всего киносообщества.

Первые режиссерские работы Наиры Мурадян довелось увидеть участникам прошлогоднего Международного фестиваля ╚Крок╩, где ереванская художница дебютировала как автор и постановщик коротких фильмов ╚Старые боги╩ и ╚Айрени╩ по мотивам произведений классиков армянской литературы. Два трехминутных сюжета открывали зрителям не только глубины философской лирики драматурга Левона Шанта и средневекового поэта Наапета Кучака, но и метафорический язык режиссера-аниматора Наиры Мурадян. Обе миниатюры вошли в ее авторский цикл ╚7 поэтов╩, который художница завершила в этом году и представляла в Москве на VIII Форуме СНГ и Балтии, а также в конкурсе телевизионных фильмов на крупнейшем фестивале мировой анимации в Анси (Франция). Именно этот поэтический цикл стал главным открытием анимационной программы Московского форума.

Наира Мурадян родилась в Ереване в семье художников и по окончании художественного училища начала работать в мультобъединении студии ╚Арменфильм╩. Свою оригинальную художественную манеру она с успехом продемонстрировала еще в 80-е годы, создавая изобразительное решение известных фильмов Людмилы Саакянц (╚Тысяча уловок╩, ╚Маленький земледелец╩, ╚Эхо╩) и Юбика Мурадяна (╚Гранатовая роща╩, ╚Вардавар - праздник роз╩), которые хорошо помнят знатоки советской анимации. Вероятно, именно эти режиссеры, работавшие в разных технологиях классической мультипликации, но одинаково тяготеющие к философским темам большой литературы или поэтической образности народного эпоса, особенно соответствовали авторскому стилю и мировоззрению художницы Мурадян. Длительное сотрудничество Наиры с серьезными мастерами мульткино не только обогатило творческий потенциал художника, но и стимулировало ее интерес к собственным режиссерским опытам, результатом которых и стал 22-минутный цикл миниатюр по стихам великих армянских поэтов прошлого и настоящего времени.

Для показа на Форуме в Москве были отобраны три поэтические миниатюры Мурадян - этого требовал лимит экранного времени и звучащие в оригинале армянские поэтические тексты, которые было бы сложно слушать без перевода в течение 20 с лишним минут. Думаю, что подготовленная публика нашего смотра сумела оценить богатый потенциал режиссера и красоту ее работ и по этим трем фрагментам. Что же касается звучащего поэтического слова, то при всем уважении к первоисточнику вдохновения режиссера, на мой взгляд, общий хронометраж фильмов здесь не имеет значения, поскольку авторский анимационный перевод армянской поэзии интернационален и эстетически самодостаточен.

Каждая анимационная новелла цикла, посвященная одному из знаменитых поэтов (будь то Саят √ Нова или Егише Чаренц), сюжетно соответствует образам и стилю стихов, но по форме представляет собой уникальную пластическую композицию, созданную в смешанной анимационной технике, сочетающей компьютерную╚перекладку╩, фотоколлаж и оригинальную графику. Разумеется, сам этот прием, уже давно и вполне успешно освоенный аниматорами разных стран, не может восприниматься художественно значимым открытием. Работа Наиры Мурадян не претендует на модные новации, но покоряет пластической магией сочетания слова, музыки, движения и рождает совершенно особые эмоциональные ассоциации, вероятно, дающие каждому зрителю свой неповторимый перевод армянских стихов. Сложные визуальные композиции режиссера воспринимаются как изысканный анимационный балет, героями и исполнителями которого становятся причудливые рисованные птицы и рыбы, сверкающие окнами трамваи и купола фантастических соборов, живописные лики средневековых портретов и фотографии современников.

Некогда прославленная школа армянской анимации в последнее десятилетие переживала больше падений, чем взлетов, а ее признанные звезды либо совсем отдалились от орбит профессиональных фестивалей, либо заострили свое внимание на злободневных проблемах социальной жизни, далекой от эстетических категорий. Думается, что это временный кризис. И залогом  эстетического возрождения армянского анимационного кино для меня стали именно лирические фильмы Наиры Мурадян. Талантливый художник и режиссер не просто прекрасно освоила модный инструментарий современного видеоарта и компьютерной графики, но, что гораздо важнее, сумела создать в рамках независимой телепродукции подлинные авторские произведения, посвященные великой национальной культуре и вечной человеческой душе.  

Наталья ЛУКИНЫХ, журнал ╚Кинофорум╩, ╧ 3-2004 г.