ПРОШЛЫМ ЛЕТОМ В САВОЙЕ,
или о новых открытиях и потерях в мировой анимации

На сцене громадного кинозала театрального центра ╚Бонлье╩ в Анси происходило что-то уж совсем не свойственное торжественной церемонии закрытия международного кинофестиваля. Юное создание, резво запрыгнув на сцену, прошлось гимнастическим колесом перед обалдевшими членами жюри и восторженно сообщило тысячной аудитории, что своим успехом обязано родителям, которые зачали его двадцать четыре года назад. Справиться с эмоциями  серьезной мировой награды, полученной к тому же из рук звезды анимационного кино Бруно Бозетто, не мог двадцатитрехлетний Стефан-Флинт Мюллер из Берлина. Автор 13-минутного видеоперфоманса с трудно переводимым названием ╚Bow Tie Duty for Squareheards╩ и туманным содержанием (манекен движется по реальному городу, подставляя свою кукольную голову под верхушки зданий или уличных вывесок, которые на секунды превращаются в шляпы┘) получил вдобавок к специальному диплому жюри еще и чрезвычайно престижный приз публики. Из поздравления председателя жюри Бозетто следовало, что творческое сообщество наблюдает рождение новой знаменитости, а из недоумения профессионалов, составляющих на церемонии награждения большинство зрительного зала, что мировая анимация переживает, мягко говоря, странный, если не драматический этап своего развития. Чествование юного дарования даже затмило главного призера √ Гран-при фестиваля получил австралийский фильм ╚Таинственные географические исследования Жаспера Морелло╩ (режиссер Энтони Лукас), достоинства которого исчерпываются профессиональным использованием синтетических анимационных технологий для воссоздания мира жюльверновских фантазий.

Фестивальный триумф начинающего аниматора из Германии, пожалуй, запомнится участникам форума в Анси надолго не только ╚щенячьим╩ восторгом прыгучего лауреата, но и раздумьями о судьбе современной анимации, явно запутавшейся в профессиональных приоритетах новой техногенной эпохи. Ведь новости из Верхней Савойи, где 45 лет назад разместилась фестивальная столица мировой анимации Анси, стремительно разносят по свету не только славу новых звезд анимационного кино, но также и новоявленную моду, и новые тенденции этого постоянно развивающегося искусства. А многотысячная публика Анси, прямым голосованием определяющая собственных лидеров международного конкурса, в основном отражает пристрастия активной молодой аудитории и как барометр показывает ╚изменения погоды╩ на сегодняшнем анимационном рынке. Вот как раз эти изменения нередко ставят в тупик или откровенно огорчают профессионалов. Думаю, случай с немецким фильмом про шляпы особого рода. С одной стороны √ он продемонстрировал довольно популярное для современной анимации погружение в стихию видеоарта, где соединяются элементы многих визуальных искусств и новейших электронных технологий (именно такие фильмы теперь составляют добрую половину фестивальной продукции). С другой стороны √ откровенное пренебрежение нового поколения фильммейкеров к профессиональным канонам анимационного ремесла и утверждение собственных эпатажно-дилетантских форм киноязыка.

Что касается увлечения аниматоров эстетикой видеоарта, то этот процесс сколь печален, столь же необратим, поскольку соответствует общей тенденции к ассимиляции разных аудиовизуальных искусств. Хотят ли того или нет апологеты классической рукотворной анимации, но сегодня экранное творчество подразумевает размывание видовых границ кинематографа, свободное сочетание в одном произведении форм актерского кино, документалистики и анимационных технологий. Впрочем, и такого рода продукция, не всегда вписывающаяся в привычные рамки анимации, может радовать интересными художественными экспериментами, если авторы показывают свою адекватность не только новомодным экранным технологиям, но, что гораздо ценнее √ особому образному языку и способу художественного мышления в анимации. Причем, такому модному направлению вполне профессионально соответствуют режиссеры из стран с богатыми кинематографическими традициями, как Великобритания, Франция или Канада, так и молодые анимационные державы типа Южной Кореи или Ирана, где это искусство в последние годы переживает период стремительного развития. Яркий образец модного эксперимента на смежной территории натурного кино и анимации представляет милая британская лента ╚Городской рай╩ (режиссер Г.Денис) о лондонской жизни эмигрантки из Японии, получившая спецприз жюри в Анси √  за остроумное соединение образов реального мира с карикатурно-пластическими формами рисованной и объемной компьютерной анимации. Совершенно особых достижений в освоении  синтетического киноязыка достигает и венгерская картина ╚Район!╩ (режиссер Ф.Гаудер), получившая высшие награды в Анси и на последнем ╚Кроке╩ за лучший полнометражный фильм √ своеобразная рэповая версия ╚Вестсайской истории╩ о любви и о противоборстве этнических кланов в современном Будапеште. Здесь благодаря сложной компьютерной обработке реальные актеры обретают форму и пластику плоских анимационных персонажей, играющих драму бурных страстей в ирреальном анимационном пространстве. Однако далеко не все эксперименты на смежных территориях аудиовизуальных искусств имеют столь достойное профессиональное воплощение.

Подмена профессионального мастерства эпатажно-трюковыми  экранными формами стала довольно типичной для современной молодой анимации, которая уже имеет немало поклонников в молодежной среде и, особенно, среди фанов интернетного творчества.  Отсюда и бешеный успех юного режиссера из Германии, предложившего в международный конкурс свои остроумные видеокомпозиции с крышами Берлина. Я вполне допускаю, что его забавный перфоманс с движущейся по городу кукольной головой мог вызвать симпатии молодежной аудитории в Анси, но никак не могу считать ребячий смех в зале поводом для серьезной фестивальной награды от профессионального жюри. Конечно, осуждать выбор жюри любого фестиваля дело довольно бессмысленное и неблагодарное √ изменить все равно уже ничего нельзя, а нажить недоброжелателей легко. По собственному опыту знаю, что полного согласия с финальным вердиктом фестиваля по всем пунктам практически не бывает ни у кого √ даже у создателей этого коллективного вердикта, то есть у членов жюри. Но все же бывают ситуации, от которых многим становится неловко. И это уже повод задуматься┘

Звезда отечественной и мировой анимации Игорь Ковалев в последнее десятилетие встречается с российскими друзьями в основном только на больших мировых кинофестивалях, да и то  редко. Уехав работать в 1992 году на американскую студию ╚Класки Щупо╩ ради экономической стабильности, Ковалев, к счастью,  остался верен своим авторским замыслам и в новых фильмах приумножил славу художника с уникальным пластическим мироощущением. Правда, новый век сильно изменил экономические координаты на карте мировой анимации, и российские аниматоры, когда-то искавшие творческую стабильность в эмиграции, сегодня с нескрываемым интересом смотрят на коллег, работающих на родине, где анимация взята под государственную опеку. Вот и последний авторский фильм Ковалева ╚Молоко╩ (Мильх), украсивший конкурсную программу Анси, был сделан на деньги российского спонсора Генриха Падвы, поскольку некогда прославленная компания ╚Класки Щупо╩,  поменяла хозяина и прекратила работу над оригинальными проектами. Новый приезд на фестиваль во Францию дал возможность Ковалеву на время отвлечься от американских передряг и пообщаться со старыми друзьями. Кстати, знаменитый режиссер лишь второй раз оказался участником фестиваля в Анси. Пять лет назад я была свидетелем того, как жюри французского фестиваля не заметило его виртуозную эстетскую фантазию ╚Летающий Нансен╩, а на сей раз √ без внимания остался блистательный ╚Мильх╩, пронизанный надрывными зрелыми страстями и трепетными детскими ощущениями.

Честно говоря, как постоянный участник фестиваля в Анси, я уже не ждала, что новая работа Ковалева попадет в список лауреатов. Слишком уж изысканным блюдом для гурманов мог показаться в контексте замусоренной конкурсной программы тонкий ностальгический этюд с намеками на киевское детство и до боли узнаваемые детали отечественного быта. Но согласиться с недооценкой выдающегося фильма Ковалева на фоне видеошутки про шляпы, не получилось не только у меня.  

К хронике нелепых фестивальных просчетов прошлого сезона я могу отнести также недопонимание саркастический сказки ╚Старый крокодил╩ в эффектном авторском пересказе знаменитого японского аниматора Койи Ямамура. А еще игнорирование изысканных французских лент ╚Коридор╩ или ╚Позвоночная история╩, поразивших художественным совершенством и оригинальными пластическими решениями. Впрочем, эти фильмы, как и работу Ковалева, трудно представить лидерами в конкурсе зрительских симпатий, так как нынешняя публика явно предпочитает профессиональной элегантности облегченное зрелище с трюками и ╚приколами╩, скажем, комедийные сюжеты. Но ведь и смех смеху рознь┘  

Великий ерник и шутник Игорь Ковалев, впервые посмотрев в Анси новый фильм знаменитого режиссера из Германии Гила Алкабеца ╚Умирая от любви╩, с восторгом утверждал: ╚Это лучший фильм Алкабеца и лучший фильм фестиваля! Если не Гран-при, то хотя бы высший приз в категории┘╩. Кстати, именно эта филигранная рисованная лента, соединившая высокие эмоции страстного романса с тривиальной бытовой драмой, еще весной получила Гран-при международного мультфестиваля ╚Бимини╩ в Риге, где я была председателем жюри. И хотя после Латвии в Анси у меня появился еще один фаворит √ ╚Мильх╩ Ковалева, я согласилась с Игорем, что картина Алкабеца достойна приза любого фестиваля. Тем более, что трогательная история о некормленных поющих попугаях, некстати разболтавших семейную тайну, взволновала и зрителей Анси √ тут были и смех, и слезы, и шансы получить высокие призы. Увы, наши предположения оказались преждевременны √ до слез смешной и выразительный фильм ╚Умирая от любви╩ не был отмечен ни одной наградой мирового фестиваля. К молодежной аудитории вроде бы и не было претензий √ возможно, им что-то пока непонятно в сложной партитуре человеческих эмоций, которыми переполнен фильм Алкабеца. Зато за ╚взрослое╩ профессиональное жюри действительно обидно.

Не забуду последних встреч с коллегами из разных стран после закрытия фестиваля. Мы понуро подходили друг к другу и, словно бы извиняясь за собственную неадекватность, спрашивали  √ вы что-нибудь понимаете? А, может быть, мы просто состарились вместе с нашей любовью к высокому художественному стилю, к отточенной профессиональной технике, наконец, к выразительным человеческим чувствам в анимации. Может, и правда, искусство взяло в Анси ╚тайм-аут╩ и освободило место на экране незатейливым приколам для воспитанных на интернете подростков? Именно с такими досадными ощущениями мы разъезжались в июне из столицы мировой анимации в Верхней Савойе┘

Но, как бы ни была высока репутация фестиваля в Анси, жизнь корректирует и его престижные оценки. Уже осенью прошлого года ╚Молоко╩ Ковалева получило подряд три высшие международные награды - Гран-при  ╚Крок-2005╩, Гран-при фестивалей в Эшпиньо (Португалия) и в Оттаве (Канада), что явно перевесило неудачу фильма в Анси. Картина Алкабеца ╚Умирая от любви╩ также взяла свои почести на ╚Кроке╩ и в Португалии. И я уверена, что это далеко не последнее признание таких замечательных работ.

Уже восемь лет я постоянно перепроверяю свои профессиональные ощущения от многих анимационных фильмов, общаясь со студентами ВГИКа, где веду курс ╚Антологии мировой анимации╩. Самыми приятными в наших занятиях бывают моменты, когда ребята выражают свои экранные впечатления спонтанными аплодисментами. И мне бывает особенно дорого, когда эти аплодисменты достаются мастерам, чей талант побеждает время. Так было, например, с фильмами Фредерика Бака и Жоржа Швицгебеля, Марка Бейкера и Микаэла Дюдока┘ Пересматривая снова и снова вместе с первокурсниками и второкурсниками самые разные работы аниматоров прошлого и нового времени, я каждый раз дополняю свои собственные знания и впечатления новыми ощущениями начинающих художников и режиссеров, которые порой бывают совершенно противоположны общепризнанному мнению и неадекватны авторитетным оценкам. И этот наш живой обмен информацией дает мне возможность видеть многие достижения мирового анимационного искусства не в образах музейных экспонатов или бронзовых памятников, а в постоянно обновляющемся контексте эстетических и гуманитарных ценностей. Наверное, поэтому я все спокойнее воспринимаю очевидную слабость многих исторически значимых фильмов, чьи достоинства были превознесены какими-то фестивальными наградами или технологическими новшествами, и с интересом наблюдаю, как обретают силу новые художественные величины, значимость которых определяется не сиюминутной модой или популярностью, а соответствием высоким профессиональным канонам и глубоким человеческим чувствам. Очень занятный материал для искусствоведческого анализа в этом смысле дают признанные коллекции фильмов, получавших Оскара или награды того же фестиваля в Анси. Что-то безнадежно устаревает буквально через несколько лет, а что-то остается жить во времени как бесспорное художественное явление. И это ничуть не умаляет качество самих знаменитых наград, но лишний раз напоминает, что к любому наградному церемониалу стоит относиться с долей зрелого скептицизма или с юношеской небрежностью.

Именно эти чувства помогают быстрее забывать фестивальные просчеты и помнить только о приятных встречах и открытиях в Савойе или в Португалии, в Риге или в Москве. Кстати, как раз на вечере фестиваля ╚Крок╩ в Московском Доме Кино большинству первокурсников ВГИКа в этом году впервые удалось посмотреть большую и разнообразную программу новой мировой анимации. Здесь были почти все призеры фестиваля √ очаровательная французская лента ╚Позвоночная история╩, новый фильм знаменитого швейцарского художника Швицгебеля ╚Человек без тени╩, и, конечно, лучшие картины фестивального года √ ╚Умирая от любви╩ Алкабеца и ╚Молоко╩ Ковалева. И оказалось, что отборная программа ╚Крока╩ открыла нашим студентам в первую очередь грандиозную величину мировой анимации ┘Игоря Ковалева, фильмы которого они раньше не знали, как и работы других звезд. Посмотрев самую зрелую картину знаменитого российского режиссера ╚Молоко╩, вгиковцы захотели посмотреть его первые авторские фильмы ╚Его жена курица╩ и ╚Андрей Свислоцкий╩, сделанные на рубеже 90-х годов в ╚Пилоте╩, и те, что недавний москвич снимал на студии в Лос-Анджелосе  √  ╚Птица в окне╩, ╚Летающий Нансен╩.

Сложное перестроечное десятилетие, поставившее под угрозу полного обнищания российскую киноиндустрию и разбросавшее наших мультипликаторов по всему миру, очень исказило картину исторических достижений отечественной анимации, а новейшие преобразования в сфере цифровых технологий существенно изменили представления о профессиональном мастерстве аниматоров. Но если самые юные новобранцы анимационного цеха и сегодня считают главным творческим открытием нашего века фильмы Игоря Ковалева,  я думаю, будущее отечественной и мировой анимации еще не так безнадежно, как могло показаться прошлым летом в Савойе, а впереди нас, конечно же, ждут и приятные фестивальные сюрпризы┘

 Наталья ЛУКИНЫХ ,(Каталог √ альманах 11 Открытого Российского фестиваля анимационного кино в г.Суздаль), 2006 г.