НОВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ПЕТЕРБУРГА В МОСКВУ, или "КРОК-2002" как зеркало проб и ошибок в мировой анимации.

Родившись на рубеже советских 80-х и перестроечных 90-х как уникальный Всесоюзный смотр анимации, знаменитый ныне мультфестиваль "КРОК" за свою более чем десятилетнюю международную историю не утратил для нас, живущих на шестой части суши, прежнего значения как самого важного и крупного форума аниматоров стран СНГ и Балтии. Ведь и сегодня именно на кроковском экране мультипликаторы всего постсоветского пространства могут по-прежнему наиболее полно видеть новую продукцию своих "домашних" студий рядом с работами коллег со всего света. И по сей день отборщики "Крока" вольно или невольно составляют программу международного смотра с явным количественным перевесом в пользу соотечественников и собратьев из бывших союзных республик, которые, в свою очередь, считают за особую честь попасть на корабль аниматоров. Однако при всех особенностях такой празднично-семейной жизни фестиваля было бы неверно считать плавающий по Украине и России "КРОК" лишь традиционным местом встречи постсоветского мульткино с современной мировой анимацией (хотя нередко именно так пытаются представить этот грандиозный смотр коллеги-кинематографисты и пресса).

Год от года "Крок" становится все более значительным событием для мировой и прежде всего европейской анимации, фокусирующим в своем рабочем регламенте наиболее актуальные проблемы и процессы в жизни международного анимационного сообщества. В частности, участникам последнего российского вояжа "Крока" было предложено живописное водное путешествие из Петербурга в Москву через Ладогу, Онегу и Волгу с мыслью о судьбах современной анимации в контексте всеобщей коммерциализации культуры и компьютеризации аудиовизуальных искусств.


Как известно, последнее десятилетие ХХ века не прибавило художникам уверенности в завтрашнем дне и не сделало жизнь создателей мультфильмов безоблачной. Но зато в отечественной и мировой анимации произошла решительная смена поколений, и теперь профессиональный характер, эстетическое своеобразие и тематический диапазон новой анимации все уверенней определяют работы дебютантов и студентов киношкол, которые успешно конкурируют со зрелыми мастерами и по праву оказываются в центре внимания зрителей и профессионалов. Начало их творческих биографий пришлось уже на период глобальных изменений конца ХХ века. Однако и молодые художники, и мастера со стажем

сегодня оказались одинаково незащищенными от множества проблем и разочарований, которые приготовила наша цивилизация творческим людям.

С одной стороны, современным создателям анимации не приходится жаловаться на отсутствие общественного и продюсерского интереса к их творчеству, или попросту - на недостаток работы. Даже у нас в России, которая по многим социальным параметрам уступает европейским канонам жизни, специалистам мульткино, в отличие от создателей игровых и документальных фильмов, профессия дает широкие возможности прокормиться. Сегодня анимация активно востребована в

рекламном, оформительском, телевизионном и мультимедийном бизнесе, но - и это действительно серьезная проблема ! - явно недооценена как вид искусства. Мода на анимационный дизайн ныне легко открывает двери в мир теле-видеобизнеса дилетантам, работающим на компьютере с популярными анимационными программами. Зато в положении аутсайдеров нередко остаются подлинные художники, покорившие мир своими произведениями, но так и не сумевшие привлечь внимание влиятельных телеканалов и бизнесменов.

Сегодня с сожалением приходится констатировать, что научно-технический прогресс, несомненно обогативший новыми технологическими возможностями аудиовизуальные искусства, столь же существенно исказил шкалу профессиональных оценок художественного творчества, и прежде всего анимации. Современная компьютерная техника сняла пелену таинственности и волшебства с образа аниматора, открыв дорогу к самостоятельному творчеству всем, кто овладел азами компьютерной грамотности, но так и не постиг законы художественной образности и гармонии. Однако именно дилетанские эстетические пристрастия стали теперь

эталоном для большинства коммерческих телеканалов и

видеоиндустрии, переполнивших мировые экраны образцами анимационного ширпотреба. Еще печальнее, что благодаря такой массовой продукции в мире выросло уже не одно поколение зрителей, отучившееся ценить в анимации художественное мастерство и авторскую оригинальность.


Весь этот комплекс проблем и заставил соединить в программе "КРОКа-2002" две ипостаси современного анимационного процесса - коммерческую и заказную продукцию мульстудий, адресованную самой широкой публике, и "штучную" авторскую анимацию, создаваемую художниками вопреки проблемам и сложностям современной творческой жизни. В соответствии с этими направлениями и отобранные на конкурс работы впервые оказались поделены на две независимые части, каждую из которых оценивал свой состав жюри. По мнению кроковской команды, соединение на одном фестивальном экране двух творческих потоков анимации предоставляло возможность продюсерам и художникам лучше понять друг друга и объединить свои усилия ради использования всей палитры жанровых, эстетических и технологических форм современного мульткино в телекиновидеоиндустрии. (Впрочем, любая жесткая градация в творческой сфере не может претендовать на абсоют, а потому и кроковская программа не раз заставляла создателей конкурсных фильмов, членов жюри и организаторов фестиваля сомневаться в правильности аттестации работ как "авторские" или "коммерческо-заказные".)

Так или иначе на суд фестивальной аудитории в 2002 году было предложено свыше 170 новых конкурсных работ из 35 стран мира -

около 60 из них (в том числе 21 из России и 18 из бывших союзных республик) претендовали на призы в категориях телесериалов, полнометражных мультфильмов, пилотов и рекламно-прикладной анимации, а более 110 лент (12 из них российские и 17 из стран СНГ и Балтии) - соревновались за награды как авторские картины, дебюты и фильмы для детей. В итоге по решению международного жюри во главе с великим канадским мастером Фредериком Баком в финальный призовой список попали очень достойные работы из Бельгии, Великобритании, Бразилии, Ирландии, Испании, Норвегии, Франции, Германии, а также Эстонии, Латвии, Армении, России и Украины. И если к богатой призовой коллекции российских аниматоров прибавились еще 5 новых наград от кроковского жюри, то Гран-при смотра, а также традиционный приз кинокритиков "КРОК-ПРЕССИ" впервые достался дебютному украинскому фильму "Шел трамвай ╧ 9". Поппури из карикатурных новелл про современных горожан, явно навеянное образами Ильфа и Петрова, покорило фестивальную аудиторию своими забавными пластилиновыми гэгами и колоритным бытовым юмором. И хотя "по гамбургскому счету" эту ленту трудно назвать высоким достижением современной авторской анимации, ее победа на "Кроке" в год чествования Украинской культуры в России стала особенно ценным подарком для выпускника Киевского кинофакультета Степана Коваля и всей украинской школы анимации.

Но как бы ни были почетны фестивальные награды, не только призовые результаты характеризуют качество кроковской программы и тем паче общие процессы в современном анимационном искусстве. А потому хочется уделить особое внимание тем фильмам и проблемам, которые независимо от их признания уважаемым жюри Крока, наиболее ярко отражают сегодняшнюю систему профессионально-эстетических ценностей в новой мировой и в современной отечественной анимации.



По сути главным и во многом неожиданным итогом последнего тематического фестиваля "КРОК-02" стал тот факт, что основная часть его конкурсной программы дала повод отечественным профессионалам и особенно прессе не столько сравнивать разные формы авторской и коммерческой анимации, сколько переживать об утрате прежнего профессионального интереса аниматоров к активному диалогу с широкой публикой и в первую очередь с юными зрителями. Несомненно, основной упрек в отрыве от массовой аудитории адресовался прежде всего иноземным создателям мрачно-философских эстетских опусов или дебютантам, начинающим свою профессиональную биографию с псевдо-многозначительных исповедальных экзерсисов, а заодно - и всем членам отборочной комиссии, якобы одурманенным впечатлениями от приоритетов западных фестивалей. Впрочем, в процессе неутихающих дискуссий на эту больную тему кроковским отборщикам все же удалось объяснить оппонентам, что наибольший интерес для составителей конкурса представлял не анимационный ширпотреб из любой страны, а выразительные профессиональные работы фестивального качества во всех жанрах мульткино, и следовательно было бы странно искать в кроковской программе прямую аналогию развлекательным телешоу или детским киносеансам. В самом деле, при том, что ныне лишь фестивальный экран дарит аниматорам всего мира редкий шанс без всяких жанрово-тематических ограничений предлагать свои произведения на суд публики, наверное стоило бы сказать отдельное спасибо "Кроку" за то, что из года в год старается расширять традиционные представления нашей аудитории о дапазоне возможностей современной анимации. Однако такой подход предполагает отношение к фестивалю как к серьезной и непростой работе, а не к приятному развлечению, чего почти невозможно требовать от большинства участников и гостей нашего веселого бурлящего "КРОКа"...

И тем не менее мировая фестивальная практика сегодня действительно констатирует отход анимационного искусства от привычных эпических жанров, традиционных литературно-драматургических конструкций и общедоступных форм. В творчестве художников молодого поколения все более проявляется интерес к смелым пластическим экспериментам с использованием всех возможностей новейших цифровых технологий. Самый яркий тому пример концептуально-претенциозная голландская лента "Штрих-код", получившая в начале прошлого лета Гран-при конкурса коротких и полнометражных фильмов на крупнейшем мировом форуме мульткино в Анси, где соревновались почти 300 новых работ аниматоров со всего мира, (а поздней осенью закрепил свой мировой успех высшей наградой в конкурсе абстрактных фильмов на международном фестивале анимации в Утрехте). Гипнотизирующе-монотонный ритм движения трехмерных столбиков, вероятно символизирующих объемный образ штрих-кодового мира, покорил жюри Анси во главе с недавним оскароносцем Микаэлом Дюдоком Де Вит, но стал и самым спорным открытием главного мультфестиваля во Франции. На "Кроке" же именно этот фильм вызвал наиболее раздраженную реакцию отечественной аудитории, не настроенной на восприятие таких экстремальных анимационных медитаций. Впрочем, на нашем фестивале более счастливой участи и даже призов от общественных организаций удостоились не менее экстравагантный французский компьютерный фильм "Айсбергклуб", предложивший посмотреть на трагедию "Титаника" глазами айсберга, или виртуозный израильский клип "Так тихо !", показавший бурную симфонию человеческих чувств в танце букв и аскетичных дизайнерских символов.

Становится все более очевидным, что даже сохраняя абсолютную приверженность традиционным формам и стилям рукотворной классической анимации, сегодня уже невозможно игнорировать качественно новый этап развития этого искусства на витке последних достижений мировой культуры. Возможно, анимация, синтезировавшая в себе элементы самых разных искусств, теперь заново открывает художникам свою истинную природу, предлагая повторить путь аниматоров-первопроходцев, свыше ста лет назад наслаждавшихся самой возможностью воплощать в смелых пластических формах любые художественные фантазии методом одушевления рисунка, кукол или неодушевленных объектов. Эта тенденция очень хорошо прослеживается в творчестве молодых режиссеров Западной Европы, Канады, США, Австралии, Южной Кореи и все активнее заявляет о себе в новой постсоветской анимации, в первую очередь в работах прибалтийских и российских художников.


К счастью, в большинстве мультстудий бывшего Союза еще крепки традиции профессиональной школы и уважение к рукотворному ремеслу аниматоров, что позволяет удачно сочетать классические формы работы с экспериментами в новых экранных технологиях, а также расширять диапазон художественных стилей и жанровых воплощений. Вероятно именно поэтому упреки в невнятности и мрачности авторских опытов менее всего могут быть отнесены к воспитанникам отечественной (в самом широком географическом смысле) школы анимации. Даже эстонцы, казалось бы наиболее тяготеющие к авангардным формам искусства, и в новых авторских работах продолжают лучшие традиции знаменитых мастеров национальной школы рисованного и кукольного кино. Можно лишь искренне сожалеть, что стильно- провокационные фильмы учеников и соратников Прийта Пярна - Каспара Янциса "Улица Вайценберг" или Прийта Тендера "Женщина-лисица", еще только начинающие свой мировой фестивальный марафон, остались недооцененными на "Кроке". Ни рисованная "Улица...", ни кукольная "Лисица" не могли оскорбить чувства ценителей анимации переусложненностью авторских образов или патологией, напротив, обе ленты каждая в своей эффектной манере рассказали забавные сюжеты о вечных человеческих страстях - о любовном треугольнике или о стремлении к богатству... А часовая рисованная картина "Рождество божьих коровок" Таллинской мультстудии "Юонисфилм", получившая приз кроковского жюри за лучший полнометражный фильм, вообще в полной мере продемонтрировала способность художников авангардистских устремлений Янно Пылдма и Хейки Эрнитса создавать доброе занимательное кино для детей. Мастером поэтической детской анимации всегда считалась их знаменитая латышская коллега Розе Стиебра. Постановщица осталась верна себе и в новом получасовом сказочном опусе "Необычные рижане", за который тоже получила один из главных призов фестиваля.

В пакете из 30 с лишним новых российских работ, участвовавших в конкурсе "Крока", на мой взгляд, в принципе не было ничего экстравагантно-авангардного. Мастера отечественной анимации и их ученики, в основном соблюдающие профессиональные заветы старой школы, даже в самых новаторских произведениях все же более тяготеют к эпическим жанровым формам и предпочитают не отягащать зрителей туманным потоком сознания или откровенно абстрактными композициями. Этим еще грешат студенты наших киношкол, но организованный господдержкой и жескими экономическими законами кинопроцесс даже их невольно направляет в русло общепринятых эстетических канонов. Причем, в отличие от отечественного игрового кино, увлеченного модной эпатажно-социальной тематикой с банальным набором "новорусских" героев и сюжетов (Чечня, мафия, криминал и пр.), наша анимация ищет эстетические идеалы в сказочно-притчевых или фантасмагорических историях с куда более гуманными интонациями и моралью, чем бытовые драмы про ментов и киллеров. Выбор последнего кроковского жюри, судя по призовым результатам наиболее расположенного к традиционным жанрам и формам анимации, как раз и подчеркнул в российском мульткино именно эти тенденции.

В категории сериалов была отмечена изящная живописная лента Натальи Орловой "Тимун и Нарвал" из российско-британского цикла по сказкам народов мира, среди фильмов для детей - рисованный комикс Андрея Соколова "Хаш" со смешным сюжетом в духе детских страшилок, а цикл социальной рекламы Александра Сикорского на злободневную законодательную тематику - стал лауреатом в конкурсе прикладной анимации. Еще более показательным для меня выглядит то, что награды за лучшие авторские фильмы получила новая, но весьма традиционная для авторского стиля и перестроечно-публицистической тематики лента Роберта Саакянца "Признаки разумной жизни" (Армения) и забавная рисованная сказка Михаила Алдашина "Букашки", справедливо претендующая на высокие фестивальные награды, однако имевшая на "Кроке" очень серьезных конкурентов именно в авторской анимации, в том числе и среди работ россиян.

Выразительный, динамичный, но не поражающий особыми художественными откровениями анекдот про домашних насекомых, которые искали спасения от людей в космосе, бесспорно обречен на успех в любой аудитории как увлекательное и смешное зрелище, и похоже имеет шанс продолжиться как популярный сериал. Кстати сказать, именно российским "Букашкам" отдала свои предпочтения и престижный приз зрительских симпатий даже продвинутая публика Анси. И все же призерами в специальном профессиональном конкурсе авторской анимации на "КРОКе" предпочтительнее было бы видеть более изощренные и эффектные работы, открывающие новые эстетические грани и жанровые возможности анимационного искусства. А таких на нашем фестивале было немало и среди собственно авторской анимации, и в других конкурсных категориях: это гротесковые соц-артовские фантазии "Подлодка" (США) и "Красные Ворота Расемон" (Россия), это виртуозные компьютерные притчи "Процесс" (Франция) и "Хуньбога" (Корея), это поэтические рисованные опусы "Джон Генри - человек из стали" (Россия-США) и "На посту" (Италия), это уже упоминавшиеся фантасмагорическая кукольная сказка "Женщина-Лисица" (Эстония) или изысканный клип "Так тихо !" (Израиль)...


Менее всего мне хотелось бы в этой статье упрекать глубоко уважаемое жюри "КРОКа" за их оценки и законное право выбирать в программе фестиваля именно то, что вызвало всеобщие симпатии. По собственному опыту знаю, что работа в любом жюри складывается по законам коллективизма, и чем более демократичным и доброжелательным оказывается этот временно сложившийся коллектив, тем неожиданнее могут быть призовые результаты. Поэтому каждый новый фестивальный опыт все более убеждает, что к призам желательно относиться как к праздничному лотерейному выигрышу, который сегодня подарит радость одним, а завтра другим счастливцам. А вот история, его величество Время постепенно все расставят по местам и определят цену и значение всех успехов, проб и ошибок в искусстве. Так что при неизбежных фестивальных издержках - при традиционном дефиците призов для всех достойных фильмов, при неистребимой субъективности оценок в творчестве и при многообразии эстетических пристрастий у профессионалов и зрителей - наверное всем нам приходится признать, что экран "КРОКа", год за годом все более разнообразящий жанрово-стилистическую палитру своих программ, действительно способствует развитию анимационного искусства, профессионального кругозора художников и даже расширению диапазона творческой деятельности аниматоров прежде всего в нашем пост-советском пространстве.

Конечно, очень хочется, чтобы участниками нашего фестиваля все чаще становились люди, от которых реально зависит судьба и экономическое выживание отечественной индустрии мульткино. И чтобы они узнавали о реальных проблемах и мировых достижениях анимации не из скороспелых и не всегда адекватных фестивальных отчетов журналистов, а от профессионалов, которые между прочим и к мастерству, и к славе приходят методом проб и ошибок...

Как правило, наполненные событиями и встречами кроковские путешествия вдохновляют аниматоров всех стран на новые творческие замыслы и начинания. Поэтому хочется верить, что и насыщенная дискуссиями, вопросами, открытиями, сюрпризами программа последнего нашего фестивального плавания по России станет толчком для рождения в скором будущем талантливых коммерческих и авторских проектов, которые внесут серьезный художественный вклад в отечественную и мировую анимацию, а главное - подарят радость самим творцам и зрителям.


Наталья ЛУКИНЫХ