Неаналитические заметки о мировой фестивальной моде, новом российском кинорынке и магии русской души.

Прославленный бельгийский художник, режиссер-аниматор, педагог и экс-президент АСИФА Рауль Серве несколько десятилетий с профессиональным интересом наблюдал за развитием российской школы анимации, как и за многими процессами в мировом искусстве. В 1997-ом году, радуясь очередным успехам наших аниматоров на крупнейшем международном мультфествале в Анси (Франция), маэстро поделился со мной своими впечатлениями об особом качестве российской анимации, которые мне показались чрезвычайно важными для понимания места нашего мульткино не только в истории анимации, но и в духовной жизни многих поколений россиян. Большой художник, начинавший свой творческий путь в мастерской Ренэ Магритта, прошедший все фазы увлечения модными направлениями в искусстве, создавший одну из самых сильных современных школ анимации в Генте (Королевская киноакадемия КАSК), получивший свыше 50 престижных международных кинонаград - Серве изумлялся тому, что российские мультфильмы и в 90-е годы удивляли публику особенностями русской души.

╚Во время господства идей коммунизма среди стран Восточной Европы в основном только Россия следовала классическим традициям Диснеевского стиля анимации, - вспоминал Рауль Серве, - и гораздо больше художественных экспериментов было в то время в Чехословакии, Польше, Югославии, но не в России. И вдруг неожиданно в российской анимации в 60-е годы произошли невероятные перемены. Российские мастера стали делать абсолютно другие фильмы, которых раньше никто не видел на фестивалях. Фильмы, богатые новыми изобретениями, новыми интерпретациями, новыми художественными приемами. Сегодня в российской анимации такое богатство прекрасных мастеров, что я даже боюсь называть какие-то имена, чтобы не забыть кого-то. Все эти художники обладают яркой индивидуальной творческой манерой. Российские фильмы поражают не только хорошей анимацией, школой рисования, изобретательными приемами, но еще больше √ cвоей особой выразительностью и поэтичностью, что так важно для анимации, они несут в себе искренность и чистоту. Думаю, что в этом и заключается особое качество русской души┘╩

Напомню, что эти важные слова мастер бельгийской анимации адресовал российским фильмам, которые были сделаны почти десятилетие назад. К сожалению, в последние годы мне все реже приходится слышать от зарубежных коллег подобную высокую аттестацию нашей современной анимапродукции. И, несмотря на то, что по традиции многие западные фестивали просят собрать для своих кинопрограмм ретроспективы лучших отечественных фильмов прошлых десятилетий (включая 90-е годы), в списках конкурсантов и тем более призеров последних международных фестивалей становится все меньше и меньше россиян. Конечно, у каждого фестиваля анимации существуют свои гласные или негласные приоритеты - эстетические, идеологические, географические. Несомненно, каждый раз начиная новый круг движения по мировым фестивалям, наши новые фильмы попадают в международную игру, где имеет значение не только художественное качество работ, но и глобальные тенденции шоубизнеса, мода, наконец, индивидуальные пристрастия отборщиков и организаторов киносмотров, чьи вкусы или настроения во многом превращают весь фестивальный процесс в лотерею. И все же факты и цифры последних лет заставляют задуматься о многом┘

Не берусь статистически точно определить снижение наших ╚фестивальных показателей╩ по данным всех анимационных смотров мира, но могу с уверенностью засвидетельствовать явное снижение интереса к российской школе на главном смотре мировой анимации в Анси, куда я постоянно езжу с 1991 года, и куда мне много раз приходилось отправлять свежую информацию о новой отечественной анимапродукции. Особенно интересно сравнить эти показатели со статистикой успехов нашей анимации, что называется, у себя дома √ на фестивальном экране России, и, прежде всего в узком профессиональном кругу Тарусско-Суздальских смотров.

Безусловно, самым успешным годом для аниматоров новой пост-перестроечной России был год 1995-й, когда нашу страну на фестивале в Анси, помимо ретроспектив и спецпрограмм представляли 20 новых фильмов, 14 из которых участвовали в главных конкурсах смотра (среди них √ ╚Гагарин╩ А.Харитиди, ╚Лев с седой бородой╩ А.Хржановского, ╚Севильский цирюльник╩ Н.Дабижи, ╚Про любовь и муху╩ А.Ушакова, ╚Другая сторона╩ М.Алдашина, ╚Землемер╩ Д.Наумова и В.Телегина, ╚Рождественская фантазия╩ Л.Кошкиной┘). Именно тогда наши участники получили несколько высших призов фестиваля, включая Гран-при за фильм К.Бронзита ╚Свитчкрафт╩. Последующие годы российскую анимацию представляли, как правило, 6-10 новых фильмов, один или два из которых до 2002-го года получали весомые награды, включая спецпризы жюри, призы публики или Гран-при фестиваля (среди них были √ ╚Русалка╩ А.Петрова, ╚Кот в сапогах╩ Г.Бардина, ╚Чудовище╩ А.Антонова, ╚История кота╩ Н.Березовой, ╚Тимун и Нарвал╩ Н.Орловой, ╚Привет из Кисловодска╩ Д.Геллера). Высшая награда смотра в Анси в последний раз досталась россиянину Александру Петрову в 2000-м году за его знаменитый российско-канадский фильм ╚Старик и море╩, а не менее престижный приз многотысячной фестивальной публики Анси получил в 2002-м году фильм Михаила Алдашина ╚Букашки╩.

Зато уже в 2003-м году всю палитру российской анимации на экране Анси представляли только 3 новых фильма студии ╚Пилот╩, не ставшие лауреатами смотра √ ╚Красные Ворота Расемон╩ А.Татарского и В.Телегина, ╚Про девочку╩ Е.Черновой и ╚Хаш╩ А.Соколова. А в 2004 году все наши современные достижения свелись к участию в конкурсе единственной российской ленты О.Ужинова с симптоматичным названием ╚Нехороший мальчик╩ тоже от студии ╚Пилот╩. Вспоминаю, с каким изумлением в прошлом 2004-м году даже все западные коллеги тщетно искали в толстенном фестивальном каталоге Анси какие-либо еще российские фильмы, думая, что произошла какая-то досадная опечатка┘ Но, увы, именно так отразились последние достижения знаменитой отечественной мультшколы в современных хрониках главного мирового мультфестиваля. Отчетный год, казавшийся на Суздальском смотре столь успешным для нашей анимации, в представлении 6-тысячной аудитории интернационального мегасмотра в Анси свелся к одному лишь ╚Нехорошему мальчику╩ из России┘

Конечно, можно по справедливости сетовать на специфику западного менталитета, определяющую приоритеты в отборе фильмов для многих международных фестивалей. Для меня, например, так и осталось загадкой, почему в прошлом году не попали в программу фестиваля во Франции многие замечательные российские фильмы, и в первую очередь, новые картины В.Ольшванга ╚Про раков╩ или Д.Геллера ╚Маленькая ночная симфония╩, на мой взгляд, представляющие собой совершенные образцы качественной фестивальной продукции. Также я до сих пор не могу понять и принять решение отборщиков Анси, взявших в 1997 г. фильм ╚Рождество╩ Алдашина не в конкурс, а только в панорамную программу фестиваля. Возможно, в судьбе знаменитой алдашинской картины сыграла свою каверзную роль традиционная европейская политкорректность по отношению к религиозной тематике, возможно французы, как и представители иных западно-европейских культур, увидели в этой трепетной ленте о рождении Христа только утилитарную ╚вертепную╩ историю. Все возможно┘

Но, так или иначе, грандиозный мультфестиваль, по сей день диктующий мировую моду на профессиональные приоритеты и определяющий звездный путь для аниматоров разных стран, в последние годы явно охладел к творчеству россиян. Помимо возрастающего интереса мирового кинорынка к хитам компьютерной мультиндустрии (╚Фантазия 2000╩, ╚Ледовый период╩, ╚Шрек╩ или ╚В поисках Немо╩) как к современному идеалу американского анимационного ╚просперити╩, на фестивальном экране проявляется несомненная ностальгия об этнической и духовной самобытности авторской анимации. Возможно, некоторые модные тенденции современный анимационный рынок перенял у ╚большого╩ игрового кино, где уже который год самозабвенно поклоняются новым идолам загадочного азиатского искусства, но так или иначе и в мировой анимации происходит явная восточная переориентация. Яркое тому свидетельство последний смотр в Анси, сделавший фокусом своей программы фильмы из Южной Кореи. В честь молодой анимации из далекой юго-восточной страны даже кулуары и фестивальный зал были оформлены в корейском стиле. Такого эффектного театрализованного чествования на фестивале в Анси за последнее время удостаивалась, пожалуй, только знаменитая британская школа анимации в год всемирной премьеры полнометражного кукольного фильма ╚Побег из курятника╩ Оскароносной студии ╚Аардман анимэйшн╩ (режиссеры П.Лорд и Н.Парк).

Новейшая фестивальная мода на корейскую анимацию дает возможность не только обратить внимание на феномен активного развития этого вида творческой деятельности в самой Южной Корее, но и, как ни странно, осознать место современного отечественного мульткино в мировом кинопроцессе. За последние десятилетие в Южной Корее, ставшей одним из лидеров мировой индустрии, анимация завоевала огромную популярность и стала не менее важным государственным делом, чем электронная промышленность. Во всяком случае, в Сеуле, где мне довелось дважды побывать в жюри крупных международных фестивалей анимации, ныне не просто успешно работают многочисленные анимастудии и профессиональные киношколы, но процветает поистине гигантская сеть анимационной индустрии, способной конкурировать с западными аналогами, как в коммерческой сфере, так и в авторских формах. И если крупные американские студии с удовольствием раздают свои коммерческие заказы добросовестным аниматорам Южной Кореи, то организаторы престижных западноевропейских мультфестивалей черпают эстетические откровения в авторских фильмах южнокорейских режиссеров, открывая профессионалам и зрителям ХХI века особенности загадочной восточной души.

Вероятно, ровно с теми же эмоциями в 60-х годах западные коллеги и зрители постигали новую советскую анимацию, поражающую мир самобытностью ярких талантов, глубиной драматургии, многообразием художественных форм √ одним словом, феноменом ╚загадочной русской души╩, заново открывшейся миру после падения сталинского железного занавеса. Как известно, интерес к российской теме в мировом искусстве держался довольно долго, а с новой силой проявился в период перестроечных перемен. И даже после угасания ╚моды╩ на российские откровения наша постперестроечная анимация поддерживала высокое профессиональное реноме всей отечественной киношколы на мировом фестивальном экране. Увы, времена меняются.

Наша страна, несмотря на все внутренние проблемы, обрела вполне адекватный цивилизованному миру стиль жизни, а российское кино, получив весомую поддержку государства, ринулось завоевывать мировой кинорынок, как всегда с неистребимой жаждой ╚догнать и перегнать Америку╩. Не буду обсуждать, насколько удается обратить на себя внимание западной аудитории нашему возмужавшему игровому кино, этим активно занимаются мои многочисленные коллеги кинокритики и киножурналисты. Но, живя долгие годы заботами анимационного цеха, с горечью замечу, что наша анимация, рванув с удвоенной силой вдогонку за американскими и японскими коллегами по тернистым дорогам мирового шоу-бизнеса, пока мало преуспела.

Как бы ни старалась наша пресса возвещать миру о так называемом буме отечественного полнометражного мульткино, и как бы ни убеждали продюсеры нашу публику, что 3-4 полнометражных мультфильма российского производства смогут победить иноземных конкурентов в нашем прокате, реальная жизнь кинорынка свидетельствует об ином.

Даже самые профессиональные образцы полнометражной продукции отечественных мультстудий, как ╚Незнайка на Луне╩ или ╚Карлик-Нос╩, увы, пока не способны конкурировать на российских экранах с мировыми премьерами Диснеевских хитов, или японских блокбастеров, которые наши юные зрители, к счастью, теперь смотрят одновременно со всем просвещенным миром. Причем, к сожалению, сегодня мы пока еще не выдерживаем конкуренцию не только количественно, но, что еще печальнее √ качественно. С одной стороны, зритель действительно теряется в обилии иноземной видеошелухи, но √ с другой стороны, получая своевременный доступ и к лучшим образцам западной анимационной продукции, начинает голосовать, что называется, кассовым рублем за самое качественное коммерческое зрелище, которое и становится популярным.

Слава богу, нашему зрителю удалось вовремя увидеть лучшие полнометражные мультфильмы последних лет, к которым я отношу уже упоминавшийся ╚Побег из курятника╩ (Великобритания), а также ╚Трио из Бельвиля╩ (Франция-Бельгия-Канада) или ╚Унесенные призраками╩ (Япония). Это была своевременная прививка хорошего вкуса и качества нашим зрителям, и, надеюсь, профессионалам. Но, вспоминая эти известные фильмы, хочу напомнить, что их мировому успеху содействовали не только грамотные продюсеры и активная раскрутка, но, прежде всего, высокое профессиональное мастерство и фестивальная известность их знаменитых создателей. Являясь в принципе яркими образцами вожделенного для наших продюсеров кассового полнометражного мульткино, эти фильмы в первую очередь были и останутся самобытными авторскими работами признанных мастеров мировой анимации. Трижды Оскаровский лауреат Ник Парк и его знаменитый соавтор, худрук студии ╚Аардман анимэйшн╩ Питер Лорд из Англии завоевали мировое признание задолго до ╚Курятника╩ своими авторскими кукольными лентами (см. статью Н.Лукиных ╚Парк пластилиновых фантазий╩ в журнале ╚Искусство кино╩). Режиссер Хайяо Миязаки начал свой звездный путь к всемирной славе с середины 80-х годов и стал культовой фигурой японской анимации значительно раньше успеха его ╚Унесенных призраками╩. И, наконец, автор фильма ╚Трио из Бельвиля╩ канадец Сильвен Шоме смог осуществить свой блестящий новый проект благодаря грандиозному успеху его дебютного короткометражного фильма ╚Старая дама с голубями╩, получившего после Гран-при на фестивале в Анси еще немало престижных наград.

Как показывает мировая практика, самые влиятельные и успешные продюсеры, начиная работу над полнометражным фильмом, чаще всего делают ставку именно на звезд мировой анимации и по сути дела способствуют продвижению серьезного авторского проекта. У нас же в желании сделать коммерчески выгодный полнометражный фильм, удобный для кино-теле- и видеопроката, студии или продюсеры намеренно снижают художественные критерии, отдавая предпочтение безликому стилю и выбирая начинающих режиссеров, которые оказываются более удобными в работе, но, увы, не способными гарантировать профессиональное качество и успех будущего проекта. В надежде сымитировать некий средний образ мирового коммерческого кино, наши аниматоры начинают делать банальные ╚американские╩ комиксы или плохие ╚японские╩ сериалы, но утрачивают профессиональные традиции и художественные приоритеты отечественной школы.

Но как бы наши продюсеры ни преувеличивали значение сиюминутного коммерческого успеха на внутреннем рынке, это не помогает нашим фильмам обрести широкую популярность и тем более признание на мировом экране. Только фестивальная практика и конкурентноспособность фильмов на международных смотрах делали и делают наших аниматоров признанными авторитетами в профессиональном мире. Последнее тому свидетельство √ справочник современной анимации ANIMATION NOW, изданный пару лет назад в США. Хорошо иллюстрированный толстый фолиант собрал полноценную профессиональную информацию о наиболее заметных фигурах мировой анимации последнего десятилетия, куда наряду со звездами разных стран от российской школы вошли только √ оскаровский лауреат Александр Петров, призер фестиваля в Анси Константин Бронзит и студия ╚Пилот╩, чьи фильмы со времен перестройки постоянно участвуют в международных смотрах и имеют немало престижных наград. Конечно, такой выбор может поначалу показаться несколько странным и обидным для многих наших достойных художников, несомненно, заслуживших право на известность в мире. Но, скорее всего, уникальный англоязычный сборник отражает именно фестивальные параметры мирового признания современных аниматоров.

А в последние годы наиболее значимыми фигурами российской анимации на мировом фестивальном экране оказались знаменитые фильмы А.Петрова (╚Русалка╩, ╚Старик и море╩) и К.Бронзита (╚Свитчкрафт╩, ╚На краю земли╩), а также самые значительные авторские ленты ╚пилотовсцев╩ (╚Соседи╩ С.Бирюкова, ╚Букашки╩ М.Алдашина, ╚Красные Ворота Расемон╩ А.Татарского и В.Телегина, ╚Про девочку┘╩ Е.Черновой) √ все вместе собравшие несколько десятков призов на международных фестивалях в разных странах. Но, на мой взгляд, даже столь несовершенный принцип отбора современных достижений российских аниматоров делает гораздо больше для мирового признания отечественной школы анимации, чем неумелые попытки наших бизнесменов повернуть все современное российское мульткино в зыбкое русло открытого мирового кинорынка. Там мы все равно не сможем стать ни японцами, ни американцами, ни англичанами, а по фильмам Петрова, Бронзита или студии ╚Пилот╩, уже вошедшим в историю мировой анимации, и будущие поколения смогут судить о талантах российских художников и особенностях русской души┘


Наталья ЛУКИНЫХ